Крымские фермеры рассказали, как у них отнимают земельные участки — со всеми документами, бизнесом и производством

Евгений Перельчук 4.03.2021 21:09 | Общество 60

Фото: Сергей Мальгавко/ТАСС

Претензии о принадлежности земли возникли у Министерства имущества Крыма. Суды только начались, счет дел может идти на сотни, рассказали Business FM сами собственники. В чем состоят претензии и как теперь быть фермерам?

Ранее Business FM рассказывала историю крымского фермера, сыровара Дениса Ваньжи. На своем участке он возвел овечью ферму, продает молоко, мясо и шерсть. Спустя пять лет успешного развития бизнеса Министерство имущества Крыма подало к фермеру иск об отчуждении земли в пользу государства. При этом само же министерство ранее продавало этот участок частному лицу, то есть само выдавало разрешения.

Вскоре в редакцию обратился другой крымский фермер Роман Угольков с похожей историей.

Роман Угольков, фермер «Я решил приобрести земельный участок в Крыму, было желание заложить ореховый сад. Списались с человеком, встретились, земельный участок понравился, запросили разрешение на продажу у Минимущества. Разрешение на продажу называется «отказ от преимущественного права выкупа», по факту оно является разрешением на продажу. Сделка проходила у нотариуса, нотариус все проверил, дальше документы подали в Госкомрегистр. Проверил, зафиксировал. Я спокойно купил земельный участок. После этого по моему участку прошел крымский энергомост. Этот участок стал непригоден для использования. Я решил этот земельный участок тогда продать, поскольку купил другой. Я опять запросил разрешение на продажу, еще три раза мне давали разрешение, и вдруг внезапно в конце прошлого года мне приходит исковое заявление о том, что этот участок у меня хотят изъять».

Более того, по словам Романа, на суде представитель Минимущества показал папку с сотней листов — перечень фамилий собственников, к которым у министерства есть претензии. Можно понять примерный масштаб будущих разбирательств. А ведь это все действующие производства, чей-то успешный бизнес, основанный на земле, полученной по всем правилам, говорит Роман. На суде аргументация Минимущества о причинах претензий была в духе «мы не согласны и мы против», какой-то конкретики не приводилось. Вся эта история похожа на частную инициативу, неразумную, но очень масштабную, считает фермер. Более того, есть вопросы и по форме искового заявления, говорит Роман Угольков.

«Странным выглядит то, что в исковом заявлении постоянно фигурирует законодательство Украины. Каким образом российский суд может рассматривать законодательство иностранного государства в отношении регистрационных сделок с объектом недвижимости на территории РФ? Я приобретал в РФ недвижимость, принадлежащую РФ. Мне в исковом заявлении пишут про законодательство иностранного государства».

Когда Крым был в юрисдикции Украины, все земельные участки на территории полуострова были либо на паях, либо в бессрочном пользовании. Это была общая практика, Минимущества тогда без проблем выдавало разрешения под крестьянско-фермерские хозяйства. Когда Крым вошел в состав России, у фермеров появилась возможность перевести землю в собственность простым заявлением, чем многие и воспользовались. Землю приватизировали, а потом вдруг начали получать иски от того же Минимущества об отчуждении земли. Ситуацию комментирует управляющий партнер юридической компании «Прецедент консалтинг» в Крыму Станислав Петров.

Станислав Петров, управляющий партнер юридической компании «Прецедент консалтинг» в Крыму«Волнами, такими ковровыми методами пересматриваются старые договоры. Сейчас мы ждем очередную волну пересмотра земельных отношений на Южном берегу. И видим сейчас активность по землям сельскохозяйственного назначения. То есть история, к сожалению, не уникальная. Первое, чем бы я озаботился на месте фермеров, — я бы обратил внимание на процессуальный срок. Если сделки были в 2016 году, наверное, можно подумать о том, что, возможно, сроки для того, чтобы Министерство имущественных и земельных отношений проявляло такую процессуальную активность, уже истекли. То есть если там есть требование признания договора купли-продажи недействительным, то год, если с требованием земли — то три года. Суд применяет нормы права, которые применялись на момент заключения сделки или вынесения соответствующего решения. В целом тут приходится только надеяться хотя бы на относительную независимость судей».

Кейс фермера Дениса Ваньжи как прецедентный случай на федеральный уровень вынес известный сыровар Олег Сирота. Он обратился к главе Крыма Сергею Аксенову и вице-спикеру Госдумы Алексею Гордееву. В деле Романа Уголькова следующее заседание будет только через месяц. Комментарий от самого Министерства имущества Крыма на момент публикации материала получить не удалось.

Сейчас на главной
Статьи по теме